Сменить язык:

Институт органической и физической химии им. А. Е. Арбузова

Обособленное структурное подразделение ФГБУН "Федеральный исследовательский центр "Казанский научный центр РАН"

Пресса и ТВ

Статус молодого ученого обеспечит права и гарантии 13 сентября '22

Интервью председателя профкома ИОФХ Богданова А.В. Российской газете о законопроекте, касающемся определения статуса "молодой учёный"

Академический рост 10 июня '22

В Татарстане – два новых члена-корреспондента Российской академии наук

В Татарстане – два новых члена-корреспондента Российской академии наук

Источник: https://rt-online.ru/akademicheskij-rost/
© Газета Республика ТатарстанВ Татарстане – два новых члена-корреспондента Российской академии наук
В Татарстане – два новых члена-корреспондента Российской академии наук

Источник: https://rt-online.ru/akademicheskij-rost/
© Газета Республика Татарстан

Новости

Химическое соединение

 

В студенческие годы. Александр Бредихин — второй слева.


С докторами химических наук Земфирой Азальевной и Александром Александровичем Бредихиными мы беседуем в стенах Института органической и физической химии имени А. Е. Арбузова, с которым связана вся их профессиональная деятельность. Долгий путь из Благовещенска в Казань, фиолетовые кристаллы йода, «нет» скучной юриспруденции и «да» передовой науке — сегодня мы узнаём, какая «химия» промельк­нула между студентами-четверокурсниками КГУ и какие процессы связали их на всю жизнь.



Юная Земфира — золотая медалистка школы № 131.

 

Саша Бредихин — химик по призванию.

 

Через полстраны


Александр Александрович родился в 1951 году в семье офицера-фронтовика. Александр Бредихин‑старший прошёл всю войну с первого до последнего дня и после её окончания продолжил военную карьеру. В какие только уголки нашей необъятной Родины не заносила Бредихиных судьба! Саша учился во втором классе, когда отца направили в Благовещенск, на границу с Китаем. Именно там, на Дальнем Востоке, мальчик, которому не было ещё и десяти лет, отчётливо осознал: химия — его призвание. Даже помнит, как это было: мама, школьная учительница, принесла домой кристаллы йода. Саша, раньше видевший йод лишь в виде бурой жидкости, был поражён, каким красивым фиолетовым цветом блестели эти кристаллы! Настолько удивился тому, каким разным может быть одно и то же вещество, что принялся жадно читать всё, что было доступно по предмету.
К восьмому классу Александр изучил всю школьную программу по химии — и ушёл от одноклассников далеко вперёд. С лёгкостью выиграл областную олимпиаду, после чего стал участником уже Всесоюзной олимпиады, которая проходила в Казани. Кстати, добраться в Казань из Благовещенска — то ещё приключение! Летели с тремя пересадками: сперва — до Красноярска, потом — до Иркутска, после остановились где-то ещё и только потом оказались в столице ТАССР. Долгий путь был не напрасен: Александр и здесь стал победителем. Первое место среди всех восьмиклассников СССР — это не шутка! По итогам олимпиады попал в летнюю школу Академгородка Новосибирска, после чего был принят в Новосибирскую физматшколу — одну из самых сильных в стране.
В этот момент отец получил новое назначение, и семья, оставив сына в интернате при школе в Новосибирске, перебралась из Благовещенска в Ташкент. Блестяще окончив школу, юноша оказался перед непростым выбором: где учиться дальше? Остаться в ставшем уже родным Новосибирске, отправиться покорять Москву? Но тут судьба сделала новый вираж: отца перевели в Казань, и Саша, уставший от жизни на казённых интернатских харчах, решил, что это судьба. С Казанью молодого человека связывали самые тёплые воспоминания — лавры победителя, аплодисменты, к тому же Казанская химическая школа гремела на всю страну — одним словом, всё было за то, чтобы поступать в КГУ. Так Саша и сделал.
За успехи в учёбе получал Ленинскую стипендию. Хватало времени и на активную студенческую жизнь: Александр Бредихин по праву считался звездой факультета. Он пел, был одновременно и сценаристом, и режиссёром, и организатором студенческих спектак­лей. Сам исполнял и характерные роли.
Именно благодаря одной из таких постановок — четвёртый курс, «Принцесса Турандот» — и обратила внимание на Александра его сокурсница — красавица Земфира Насыбуллина.



Приносить пользу людям


В отличие от будущего мужа, Земфира Азальевна родилась и выросла в Казани. Её мама была врачом, а отец, вернувшись с фронта, стал известным адвокатом. Он мечтал о том, чтобы дочь продолжила его дело: с детства знакомил Земфиру с основами юрис­пруденции и даже доверял ей печатать на машинке материалы его дел.
Самой же девушке юридические науки казались скучноватыми. То ли дело медицина, химия, физика! В стране только и говорили о том, какими стремительными темпами развиваются эти отрасли, как много пользы могут принести молодые светлые головы народному хозяйству. Так что выбор был очевиден: только в науку! Физико-математическую школу № 131 Земфира окончила с золотой медалью. Поколебавшись между физикой и химией, всё-таки отдала предпочтение последней. Сдав на пятёрку единственный экзамен, стала студенткой химфака КГУ. Студенческие годы пролетели стремительно, и вот уже на носу выпускной вечер...
Заканчивая вуз, выпускник химфака 1973 года Александр Бредихин написал проникновенный гимн — «Прощание с университетом», который был опубликован на страницах университетской газеты «Ленинец». Со временем и забыл, что такой эпизод был в его жизни — а несколько лет назад уже его ученики показали ему Памятку выпускнику университета с его стихами.

 

Александр и Земфира Бредихины с детьми Диной и Романом. Середина 1980-х



ПРОЩАНИЕ С УНИВЕРСИТЕТОМ

Звучит сигнал, торжественный и чёткий,
Неслышный вам, он снова нас зовёт,
Последний лист заполнен у зачётки,
Прошли пять лет, идёт последний год.

Звучит сигнал, и утихают речи,
Прощаемся, быть может, навсегда,
В других краях нас ждут другие встречи,
Другие дни, другие города.

Звучит сигнал, весну сменяет лето,
И пусть занятий нет, и лекций нет,
И мы вот-вот разъедемся по свету,
Мы не кончаем университет!

Звучит сигнал, торжественно и строго,
Но пусть бегут, пусть мечутся года,
И пусть у каждого своя дорога
Мы сердце здесь оставим навсегда.



По тропам науки



После окончания университета с красными дип­ломами, перспективных молодых учёных оставили в аспирантуре родного факультета. Александра — на кафедре органической химии, Земфиру — на кафедре химии полимеров. В те годы стать аспирантом университета было очень престижно, этой чести удостаивались лишь сильнейшие.
И Александр, и Земфира занимались наукой с первого курса. Оба были влюблены в вещество — основу химических соединений. Приходили в лабораторию к девяти утра и находились там до поздней ночи. Работали увлечённо, с огромным энтузиазмом. Многого из того, что доступно сегодняшним учёным, у тех ребят не было, всё делали сами — получали реагенты, проводили многоступенчатый синтез — и были очень счастливы.
Обучаясь на третьем курсе аспирантуры, Бредихины сыграли свадьбу. Рождение сына Романа лишь ненадолго отодвинуло защиту диссертации: без любимой профессии Земфира Азальевна себя не мыслила. После защиты она работала в проблемной лаборатории химии мономеров в КГУ, а в 1985 году перешла на работу в институт Арбузова, в котором последовательно занимала должности от младшего до ведущего научного сотрудника.
Александр Александрович же поступил на работу в институт Арбузова ещё в 1976-м — и работает в нём и по сей день, пройдя путь от старшего инженера до заместителя директора по научной работе.
Супруги с особым теплом и лёгкой горечью вспоминают 70-80-е годы, годы расцвета и видимой востребованности результатов их труда. В сфере дея­тельности супругов Бредихиных лежала разработка препаратов для сельского хозяйства и фармакологии.
Безвременье 90-х больно ударило и по химической отрасли. Передовые отечественные разработки оказались никому не нужны. Предприятия закрывались, сворачивались научные исследования... В этот момент была убита любая промышленность: от авиационной до деревообрабатывающей, в том числе — фармацевтическая. Бредихины вспоминают: выжить в непростые годы с маленькими детьми помогло умение работать руками. Сами делали препараты, необходимые в ветеринарии, например — мелатонин для зверосовхозов, сами вели разработки для импортозамещающей медицинской химии.
Со временем ситуация стала меняться к лучшему. Супруги продолжали активную научную деятельность, результатом которой стала защита докторских диссертаций. Александр Александрович защитился в 1993 году, Земфира Азальевна — в 2004-м. Своим большим достижением супруги считают и перевод на русский язык фундаментальной монографии американского профессора Эрнста Илиела «Основы органической стереохимии», по которой эту науку ­изучают химики во всём мире.
 

Имена Александра и Земфиры Бредихиных широко известны в мировом химическом сообществе: у них ежегодно выходят статьи в высокорейтинговых международных журналах, они принимают активное участие в научных конференциях и щедро делятся накопленным опытом с благодарными учениками.
Их сын Роман Бредихин — доктор медицинских наук, заведующий отделением сосудистой хирургии МКДЦ, а дочь Дина — сотрудница банковской системы республики.
Роман Александрович окончил 131-ю школу. Мог бы стать физиком или математиком, но сознательно выбрал медицину. «Почему именно сосудистую хирургию? Это была случайность, — говорит он. — На пятом курсе мы первый раз проходили хирургическую практику, и меня распределили в сосудистую хирургию. Я пришёл первый раз в жизни — и меня тут же взяли в операционную. До сих пор помню события того дня, кому я помогал (этот доктор до сих пор работает!), какое впечатление на меня произвела эта операция… Я вышел и сказал ребятам: «Я буду сосудистым хирургом». Эти 45 минут изменили всё. Возможно, если бы меня отправили, скажем, в онкологию, я бы стал онкологом…»

 

Альбина АБСАЛЯМОВА, 14 февраля 2022

Подробнее: http://kazan-journal.ru/news/kazan-i-kazantsyi/khimicheskoe-soedinenie

 

Архив