Сменить язык:

Институт органической и физической химии им. А. Е. Арбузова

Обособленное структурное подразделение ФГБУН "Федеральный исследовательский центр "Казанский научный центр РАН"

Новости

От аспирина до фосарбина. За что любили народного академика Арбузова?

 

 

В день рождения великого химика «АиФ-Казань» рассказывает о нём самом, его семье и его изобретениях, прославивших Арбузова на весь мир.

 

Александр Арбузов.

 

 

11 сентября исполняется 141 год со дня рождения казанского учёного с мировым именем – академика Александра Арбузова.

В Казани есть улица Арбузова, его именем назван Институт органической и физической химии Казанского научного центра РАН.  Хотя «реакцию Арбузова», открывшую путь к получению разнообразных фосфорорганических соединений, знают только специалисты, Александра Ермининельдовича можно назвать народным академиком. В 50-е годы прошлого века фамилия учёного, который разработал первое в мире лекарство, снижавшее интенсивность глаукомы, - фосарбин, гремела на весь СССР. Арбузов получал письма из разных уголков страны, в которых его умоляли выслать этот препарат, спасти от слепоты. И Арбузов откликался на все просьбы. Открытия Александра и его сына Бориса позволили наладить выпуск многих других лекарств, а также отечественного скипидара и канифоли, которые раньше ввозили из-за рубежа.

 

Работу оставим за порогом

Это было уже не первое созданное им лекарство. В 1914 году Арбузов получил российский аналог аспирина. В то время его производили только в Германии, а из-за войны поставки заграничных лекарств прекратились. Благодаря Арбузову аспирин стал выпускать феноло-салициловый завод в Казани - одно из первых фармацевтических производств в России. Его открыли на базе мыловаренного производства Крестовниковых. Причём Арбузов не только синтезировал препарат, но и собственноручно нарисовал этикетку для него.

 

 

 

 

 

Эту этикетку можно увидеть в доме-музее Арбузовых в Казани. Пожалуй, только она да фотография Менделеева на письменном столе «подсказывает» род занятий хозяина. У Александра Ерминингельдовича, которого из-за труднопроизносимого отчества часто называли «АЕ», домашнего кабинета не было. Его письменный стол стоял в гостиной. Именно Арбузов старший завел семейную традицию: не говорить дома о работе. В своей семье академик был просто мужем, отцом, дедушкой. Читал книги, писал письма. 

А разговоры о химии оставлял за порогом.

Впервые об этой науке Арбузов узнал в детстве. Его родители, мелкопоместные дворяне, владели деревней Арбузов-Баран в Спасском уезде (сейчас Алексеевском район). По соседству, всего в полутора километрах в своём имении жил Александр Бутлеров. Арбузовы были с ним дружны. Однажды Ерминингельд Владимирович, отправляясь в Бутлеровку, взял с собой сына. Александр вспоминал, что отец и Бутлеров обсуждали пчеловодство, которым увлекался великий химик.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Родители Александра Арбузова и он сам в детстве.
Родители Александра Арбузова и он сам в детстве. Фото: Предоставлено музеем академиков Арбузовых

 

 

«Наиболее сильное впечатление на меня произвел пчелиный павильон, в котором помещались ульи, - писал он. - Особенно поразило то, что внутренняя окраска стен павильона, когда Бутлеров притворил двери и ставни, резко изменилась – из синей превратилась в белую светящуюся. По-видимому, стены павильона были покрыты особой краской, меняющей свой цвет». Деревня Арбузов-Баран существует до сих пор. Но дома Арбузовых там уже нет – его перекатали в Билярск. В этом городе есть музей, посвящённый двум выдающимся химикам Арбузову и Бутлерову.

 

 

Многочисленная семья Арбузовых.
Многочисленная семья Арбузовых с родственниками в селе Арбузов-Баран. 1910 год. Фото: Предоставлено домом-музеем академиков Арбузовых

 

Окончив 1-ю Казанскую мужскую гимназию и естественное отделение физико-математического факультета Казанского университета (химфака тогда не было), Арбузов несколько лет работает за границей. В Казань он приезжает уже известным учёным, открывшим новое направление в химии – фосфороорганику. К тому времени Арбузов уже был женат на дочери профессора Казанского университета Петра Кротова Екатерине. В семье росли трое детей: Борис, Ирина и Юрий. Все они стали выдающимися учёными химиками. Ирина и Юрий уехали в Ленинград и Москву, а старший сын работал вместе с отцом в Казани.

 

Химическая посуда, изготовленная Александром Арбузовым. 1911 год.
Химическая посуда, изготовленная Александром Арбузовым. 1911 год. Фото: АиФ/ Ольга Любимова

 

 

В 1938 году Борису Александровичу были предъявлены обвинения в том, что он враг народа. Мол, его труды печатаются в иностранных журналах на иностранных языках, причём иностранные публикации иногда выходят раньше, чем советские. Арбузова младшего обвиняли и в том, что он подарил немецким учёным колбу - изобретение отца. Хотя знаменитая перегонная колба Арбузова к тому времени значилась уже во всех мировых каталогах химической посуды. К счастью, через 4 месяца все обвинения были сняты.

Больше проблем с властями у Арбузовых не было. Их дом в Катановском переулке благополучно пережил все беды XX века. И по сей день там царит атмосфера того времени, сохранены интерьеры, подлинные вещи, принадлежащие семье.

 

 

Дом-музей Александра Арбузова.
Дом-музей Александра Арбузова сохранил обстановку, где жил великий химик. Фото: АиФ/ Ольга Любимова

 

 

И музыкант, и художник, и плотник

Дом, в котором Арбузовы жили с 1916 по 1968 год, никогда им принадлежал, они его только снимали. Изначально хозяйкой была родная сестра художника Шишкина Ольга Ивановна Ижболдина. Сама она жила в Удмуртии, была женой Сарапульского головы.

По традиции вечером вся семья собиралась в гостиной, где стоял рояль, удобный кожаный диван, столик с патефоном. Арбузовы рассказывали друг другу, как у кого прошел день. Вся семья была очень музыкальной. По вечерам в гостиной заводили патефон, а чаще устраивали концерты. Александр Арбузов с детства играл на скрипке. Он организовал в Казани самодеятельный квартет из учёных, исполнял там партию второй скрипки. Жена Александра Ерминингельдовича Екатерина Петровна играла на рояле, у них был семейный дуэт.

Арбузов любил играть на скрипке.
 

Арбузов любил играть на скрипке. Фото: Предоставлено музеем академиков Арбузовых

 

Любимым композитором Александра Арбузова был Александр Бородин, который был ещё и известным химиком. Для одной из своих дочерей, жившей в Казани, Ольга Ивановна и приобрела это землевладение. Дочь построила доходный дом. После революции частная собственность была отменена, но Арбузовы продолжаются здесь оставаться на правах квартиросъемщиков. В просторный дом из пяти комнат с верандой больше никого не заселяли. Арбузовы к тому времени уже был заслуженными учеными, новая власть ценила их.

Борис, Ирина и Юрий тоже учились музыке. Отец очень хотел, чтобы кто-нибудь из них стал музыкантом. Но мечту Александра Ерминингельдовича осуществила только внучка Марина Борисовна. Она стала профессиональной пианисткой, преподавала в школе при Казанской консерватории.

 

Сестра Арбузова с мужем - известным архитектором Карлом Мюфке.
Сестра Арбузова с мужем - известным архитектором Карлом Мюфке. Фото: Предоставлено музеем академиков Арбузовых

 

Академик Арбузов был очень творческим человеком. Считал, что ученый должен обязательно интересовался искусством, литературой, без этого невозможным успехи в науке. Кроме музыки ещё одной страстью учёного была живопись. Он начал рисовать под влиянием своей сестры Натальи Ерминингельдовны - профессиональной художницы, жены известного архитектора Карла Мюфке. Картины Александра Арбузова и его сестры украшают гостиную дома. Сохранились и сделанные академиком елочные игрушки – стеклянные грибочки и сосульки, наполненные водой. Арбузов ещё в юности начал заниматься стеклодувным ремеслом и со временем стал в этом деле виртуозом.

Свои увлечения были у каждого члена семьи. Сидеть сложа руки они не умели. Свободное время всегда проводили с пользой. Вели очень активный образ жизни. Зимой ходили на лыжах, летом ездили на рыбалку. При этом умели разграничивать работу и отдых. Екатерина Петровна была замечательной рукодельницей. Дети с удовольствием носили одежду, сшитую или связанную матерью.

 

Кухня. Фото: АиФ/ Ольга Любимова

 

Борис увлекался резьбой по дереву, фотографией. На летней веранде рядом с диваном под названием «самосон» (на нём всех почему-то клонило в сон) стоял верстак. На нём работали и Александр и Борис. Они были прекрасными плотниками – могли запросто смастерить что-то из дерева своими руками. Из веранды можно выйти в сад, в котором сохранились посаженные хозяевами пармские фиалки, яблоня. Арбузовы были прекрасными садоводами – выписывали специальную литературу, содержали сад в образцовом порядке.

 

Традиции не умирают

Ещё одной традицией семьи было гостеприимство. Арбузовы постоянно устраивали чаепития, посиделки с домашним вареньем, домашними пирожками, которые Екатерина Петровна готовила сама. Стол с 14-ю ножками на роликах раздвигался от одной стены до другой и вмещал до 20 человек - в сумме 40 ног. Непременным атрибутом застолий была маслёнка в виде омара, которая и сейчас украшает столовую.

 

Гостиная. Фото: АиФ/ Ольга Любимова

 

После смерти Александра Арбузова в 1968 году на дом никто не претендовал, и было принято решение создать здесь музей. В качестве консультантов выступили дети, которые решили оставить всё на своих местах. К сожалению, сейчас прямых потомков Арбузовых не осталось. Род прервался на внучке Александра Ерминингельдовича Марине Борисовне, которой не стало в 90 годы. И всё некоторые традиции семьи живы до сих пор. Каждый год в ноябре в день рождения сына Александра Арбузова – тоже академика Бориса Арбузова в доме принимают друзей семьи, коллег Арбузовых. Такая встреча состоится и в этом году, когда будут отмечать 115-летие со дня рождения Бориса Арбузова.

 

«АиФ-Казань» благодарит за помощь хранителя фондов дома-музея академиков Арбузовых Маргариту Огородникову.

 

Архив